Казнить всю семью царя, включая детей в возрасте от 13 до 23 лет без суда и следствия (ЧастьII)

Царская семья Романовых. Фото перед смертью

Местный женский монастырь обратился к советской власти в Екатерин­бурге с ходатайством о том, чтобы по­ставлять продукты семье Романовых. Областной исполком разрешил им это делать, чтобы учинить строгое наблю­дение за доставляемым. При передаче сливок в пробке бутылки был обнару­жен кусок пергамента. Там было напи­сано, что все приготовлено для спасе­ния царской семьи. Ожидают их согла­сия,- подпись офицера. Царь ответил, что они «готовы при условии, чтобы без риска». (Теперь историкам стало известно, что эта переписка с провокационными целями была организована ВЧК, а письма к царской семье от имени некого белогвардейского офицера писал на французском языке член Уралсовета П.Л.Войков.)
Расстрел царской семьи не был неизбежной необходимостью «в виду приближения контрреволюционных банд к красной столице Урала». Вопрос о переводе семьи Романовых в дру­гое место не ставился. Судьба их реша­ется в спешке — казнить всю семью, включая детей в возрасте от 13 до 23 лет без суда и следствия. Были убиты не только царь с царицей, но и пятеро их детей. Они виновны только в том, что родились в семье российского самодержавца.
Лучшие представители России не желали принимать исторический прогресс, если он оплачен хотя бы одной слезой невинного младенца.
Именем революции, магической фор­мулой того времени, свершались в России гнусные преступления!

Кто участвовал в расстреле царской семьи Романовых?

Казнить всю семью царя, включая детей в возрасте от 13 до 23 лет без суда и следствия (ЧастьII)
Семья Николая II перед расстрелом

«Ликвидировать» царскую семью поручено товарищу Юровскому. Он вспоминает:

— Мне поручено только привести приговор в исполнение, удаление тру­пов и перевозка их лежала на обязан­ности товарища Ермакова. Охранник П.С.Медведев рассказы­вал:

— В 12 часов ночи Юровский стал бу­дить царскую семью. Николай II и все семейство его, а также доктор и при­слуга встали, оделись, умылись и все одиннадцать человек вышли из своих комнат. Сам царь на руках вынес сына Алексея. В комнате внизу собралось 22 человека: 11 подлежащих расстрелу и 11 человек с оружием. Со всех членов царской семьи были сняты кольца, браслеты, двое золотых часов. Охран­ник А.Стреконин утверждал:

— В левой руке Юровский держал небольшой листок, читая приговор, а правую — в кармане брюк. При после­днем слове вытащил из кармана ре­вольвер и выстрелил в упор в царя. Затем принесли носилки, начали уби­рать трупы на грузовой автомобиль. Когда ложили одну из дочерей на носилки, она вскричала и закрыла лицо рукой. Жи­выми остались также и другие. Стре­лять было нельзя, двери открыты. Ер­маков взял у меня винтовку со штыком и доколол всех, кто остался живым.

Мы негодуем за пытки Каддафи в Ливии, а что делали палачи с царской семьей в России?

Не были сразу убиты Алексей — малолетний сын царя, три его сестры, фрейли­на и Боткин. Это удивило коменданта, так как «целили прямо в сердце», но «пули от наганов отскакивали от чего — то, рикошетами, как град, прыгали по комнате». Юровский делился впечатле­ниями:

— Когда одну из девиц пытались до­колоть штыком, то штык не мог про­бить корсаж. А вот как вспоминал те кошмарные события красноармеец Анатолий Якимов:

— Первыми были убиты бывший им­ператор и наследник. Остальные узни­ки оказались раненными. Их пришлось пристреливать, добивать прикладами и прикалывать штыками. Особенно мно­го возни было с фрейлиной. Она все металась, стараясь прикрыться подуш­кой. На теле ее мы насчитали 32 раны. Великая княжна Анастасия Николаев­на упала в обморок. Когда ее стали ос­матривать, она дико завизжала. После чего ее убили штыками и прикладами.

По словам Якимова, сцена убийства доктора Боткина была невероятно же­стока. Красноармеец не мог выдержать вид пыток царской семьи и несколько раз выходил на воздух, чтобы освежиться. Следы крови на полу были замыты и засыпаны песком.

Во времена «классового подхода» — убийство царя считалось желанной и высокой честью. Высокую честь расстрелять царя приписывали себе три человека: комендант Дома особого на­значения Юровский, начальник карау­ла, член Уральской коллегии ЧК М.Л.Медведев, а также Ермаков.

В 1930 годы Ермаков, выступая перед пионерами, говорил:

— Основанием для расстрела было личное распоряжение Ленина. Когда позвали меня, то сказали: «На твою долю выпало счастье расстрелять и схо­ронить так, чтобы никто и никогда их трупы не нашел, под личную твою от­ветственность». Хорошо сохранилось у меня в памяти: у правого фланга сел Николай, Алексей, Александра, стар­шая дочь Татьяна, далее доктор Боткин сел, потом фрейлина и дальше осталь­ные. Машина загудела. Все это нужно было для того, чтобы заглушить выст­релы… В это время поднялся меж ними плач. Один другому бросались на шею, затем дали несколько выстрелов, и все упали. Тогда я стал осматривать их со­стояние. Которые еще были живы, я давал новый выстрел в них. Николай умер с одной пули, жене дано две, другим тоже по несколько пуль. В ночь с 17-го на 18-го сжег трупы, облив керо­сином и серной кислотой. Я велел всех раздеть, чтобы одежду сжечь. Когда стали снимать платье, у дочери нашли медальон, на котором была изображе­на голова Распутина. У дочерей в лиф­чиках были спрятаны драгоценные камни. Ранним утром 17 июля грузовой ав­томобиль привез убитых на рудник в урочище Четырех Братьев. Трупы бросили в открытую шахту. Уральский во­енный комиссар Голощекин пришел в страшную ярость. Задача оказалась не­выполненной. Трупы захоронены, но не уничтожены. Могут стать добычей под­ходивших белогвардейцев. Тогда нача­лась беготня за бензином, серной кис­лотой и спиртом. Из шахты каждый труп вытаскивали по отдельности, при­вязав веревкой. Когда всех вытащили, разложили на три группы дрова. Дро­ва облили керосином, а трупы серной кислотой. По словам Ермакова, они устроили «Крематорий над коронованным раз­бойником. Пепел был зарыт. Окончательно покончили с Романовыми, что­бы их друзья не вздумали создать святых мощей»

Рейтинг
( Пока оценок нет )
Надежда Панарина/ автор статьи

Одного древнегреческого философа приговорили к казни. Утром приговоренного вывели на площадь перед тысячной публикой. Был он неряшлив, со всклоченной бородой и шевелюрой волос. Его спросили:
- Что ж ты делал всю ночь? Неужели нельзя было в порядок привести свой внешний вид?
На что философ ответил:
- Я всю ночь приводил в порядок свои мысли…

Добавить комментарий

Шабалинский край родной
Яндекс.Метрика